Взлет и падение Ultra Electronics

Во второй половине 2005-го — начале 2007 г. волна товарного рейдерства, вслед за некоторыми другими отраслевыми рынками, настигла и рынок ИТ. По опубликованным АП КИТ данным (неполным, поскольку многие пострадавшие компании боятся предоставлять информацию), в этот период жертвами акций товарных рейдеров стали десятки средних и крупных ИТ-компаний.

Против новых угроз бизнесу 

Как впоследствии стало известно, фактически сформировались устойчивые криминальные группы с участием сотрудников правоохранительных органов, оценщиков товара, чиновников РФФИ и руководителей аккредитованных при фонде фирм, сбытчиков изъятого товара. Неправомерное изъятие товара и его дальнейшая перепродажа по заниженным в разы и десятки раз ценам осуществлялось по так называемой «схеме РФФИ». По информации АП КИТ, в 2006 г. доход только одной такой группировки и только от атак на ИТ-компании превысил 60 млн. долл.

Чашу терпения ИТ-сообщества переполнило случившееся с компанией «Компоненты и системы»: в середине апреля 2007 г. сотрудники милиции провели на ее складе обыск по подозрению в хранении якобы контрабандно ввезенного товара (спустя два месяца этот обыск был признан незаконным) и изъяли товар на сумму свыше 200 млн. руб.

Чтобы консолидировать усилия по противодействию товарному рейдерству, в конце мая 2007 г. в АП КИТ была создана рабочая группа по защите собственности, которая начала активно действовать по двум основным направлениям. Первое — это содействие совершенствованию законодательства с целью предотвращения товарного рейдерства, второе — соблюдение морально-этических норм в самом ИТ-сообществе, с тем чтобы пресечь каналы сбыта неправомочно изъятого и краденого товара.

В начале июля АП КИТ предложила участникам рынка присоединиться к «Хартии руководителей ИТ-компаний по вопросам этики и защиты собственности» и взять на себя добровольные обязательства по неучастию в неправомерных действиях правоохранительных органов и коммерческих структур, сопровождаемых незаконным изъятием товаров и их последующей реализацией (а по возможности и противодействию). Тогда же Хартию подписали более 50 компаний, к концу 2007 г. — уже свыше 100. Среди них и крупные, которые у всех на виду, средние и небольшие, обычно «не высовывающиеся», опасающиеся коррупции и давления, и те, кого товарное рейдерство, казалось бы, не касается, и участники смежных рынков.

«Подписание Хартии считаю одним из важнейших событий последних двух лет на рынке, — говорит Николай Комлев, исполнительный директор АП КИТ. — Вообще-то к любым декларативным бумажкам я отношусь с изрядным скепсисом. Но в данном случае все иначе. Более того, и бумаги-то как таковой не существует. Есть файл на сайте АП КИТ, а все подписи получены в электронном виде. Тем не менее этот „виртуал“ обозначил важный этап зрелости рынка. Это признак того самого гражданского общества, которого в России так не хватает. Гражданское сообщество на отдельно взятом рынке».

В июле 2007 г. Хартию подписала и компания «Ультра Электроникс». После того, как в ходе контрольных закупок в ее магазинах и обысков на ее складах были обнаружены товары, незадолго перед этим изъятые у компании «КиС» и украденные у фирмы «Санрайз». И после того, как на расширенном заседании правления АП КИТ Алексей Галущенко, исполнительный директор «Ультра Электроникс», признал, что его компания продавала конфискованные товары, так как «сотрудничает с РФФИ», и согласился отказаться от подобной практики. Более двух месяцев (с 7 июня) компания не работала, ее склады были арестованы.

Представители «Ультра Электроникс» не раз отвергали свою причастность к противоправной деятельности в связи со сбытом товара, незаконно изъятого у других участников ИТ-рынка, одновременно обвиняя «коррумпированные правоохранительные органы», неких «заказчиков» и СМИ в конкурентной атаке на свою компанию.

Тем не менее, по данным АП КИТ, в течение 2007 г. именно эта компания была единственным на рынке крупным каналом сбыта такого товара. Несмотря на все заверения ее руководителей в непричастности. В течение августа–ноября в магазинах «Ультра Электроникс» в ряде городов, в частности Перми, Казани и Санкт-Петербурге, вновь появились в продаже товары, ранее незаконно изъятые у ИТ-компаний.

В конце ноября в очередном обращении к участникам рынка АП КИТ осудила нарушение «Ультра Электроникс» подписанной ею Хартии по вопросам этики и защиты собственности и призвала не поддерживать деловые отношения с этой компанией.

Финал

«Ультра Электроникс» прекратила операционную деятельность: 25 мая закрылся ее последний магазин, еще раньше руководству компании пришлось покинуть свой офис в подмосковном городе Дзержинский.

Напомним вкратце некоторые сопутствовавшие этому события, опираясь на публикации в прессе (наиболее подробные в газетах «Коммерсант» и «Время новостей»). К сожалению, представители компании уклонились от комментариев для CRN/RE.

В конце осени 2007 г., особенно после письма АП КИТ, большинство поставщиков (а всего их было около 230) прекратили поставлять «Ультра Электроникс» товары в кредит, что резко ухудшило финансовое положение компании и возможности ведения бизнеса и, видимо, сыграло решающую роль в ее судьбе.

По данным документа, который в начале 2008 г. «Ультра Электроникс» предоставила своим поставщикам, ее выручка в прошлом году составила 450 млн. долл., т. е. на 250 млн. долл. меньше, чем в 2006 г., прибыль (EBITDA) — 13 млн. долл.

Копились долги банкам и многочисленным поставщикам. Иски последних к «Ультра Электроникс» стали поступать в Московский арбитражный суд с февраля этого года. На начало июня на сайте суда фигурировало уже около 25 таких исков.

В середине февраля банковские счета и склады «Ультра Электроникс» были вновь арестованы — на этот раз по иску Сбербанка, которому компании была должна примерно 220 млн. руб. Московские офисы продаж и склады компании возобновили работу только 12 марта после урегулирования отношений со Сбербанком.

28 февраля компания объявила о программе реструктуризации, конечная цель которой — «разместить акции компании на бирже в 2008-м или 2009 г., привлечь в нее деньги, выплатить долги поставщикам и продолжить развитие бизнеса» (из пресс-релиза).

Программа предусматривала реорганизацию бизнеса, сокращение персонала, продажу части активов и др. Чтобы расплатиться по банковским кредитам (общая сумма банковской задолженности на тот момент составляла около 71 млн. долл.), компания предложила банкам в счет оплаты свою недвижимость в Москве и Санкт-Петербурге и схему реструктуризации кредитов. Для урегулирования долгов перед «крупнейшими и наиболее надежными» поставщиками — другую схему: поставщики приобретают акции компании, становясь таким образом ее совладельцами, взамен за реструктурирование долгов и продолжение поставок. Однако, насколько нам известно, никто из крупных поставщиков это предложение не принял.

К началу июня вся имевшаяся у компании недвижимость была продана, тем не менее, как сообщил «Коммерсанту» Владимир Ландау, операционный директор «Ультра Электроникс», задолженность перед банками все еще составляет 10 млн. долл., долги поставщикам — 43 млн. долл. Из активов остались только автомобили общей стоимостью менее 1 млн. долл. и немного техники на складах.

Участники рынка не сомневаются: «Ультра Электроникс» ожидает банкротство, а многие поставщики, не прислушавшиеся к обращению АП КИТ и вовремя не приостановившие продажу ей товара в кредит, уже не смогут вернуть свои деньги. Компании важно прежде всего урегулировать отношения с банками-кредиторами, поскольку в противном случае они могут предъявить претензии акционерам «Ультра Электроникс» (Михаил Кутузов и Алексей Галущенко), выступавшим поручителями по этим кредитам.

Последствия

По мнению многих участников рынка, «Ультра Электроникс» была лидером в области технологий продаж, о предлагаемых ею низких ценах говорить не будем: понятно, откуда они могли взяться. Так или иначе, для конечных покупателей и небольших дилеров ее привлекательность как продавца была достаточно велика. Создавая сеть франчайзи, а затем открывая и собственные офисы, она распространяла свою политику и свои технологии продаж и в регионы.

По мере угасания бизнеса «Ультра Электроникс» на протяжении последних месяцев его перехватывали другие компании, и полное прекращение ее деятельности в конце мая не стало сенсацией для рынка.

«Доля компании в основном распределилась между ближайшими конкурентами. Вместе с тем мы не исключаем появления в нише „розничный дискаунтер“ новых игроков», — говорит Ирина Шеховцова, руководитель PR-службы компании Merlion.

«Товарные потоки постепенно перераспределялись еще в 2007 г., когда у „Ультры“ начали возникать трудности с законом и она не работала на протяжении нескольких месяцев. Покупатели, естественно, пошли к тем игрокам рынка, которые им ближе идеологически. Каждый выбирал, что ему важнее — цены, ассортимент, условия покупки или другое», — считает Андрей Асадчев, руководитель рекламно-маркетинговой службы компании «Санрайз». (Кстати, по его словам, «Санрайз» получила назад примерно 30% украденного у нее товара и на возврат остального уже не надеется, так как он, вероятно, был реализован.)

Многие партнеры-франчайзи «Ультра Электроникс» нашли других поставщиков, но в большинстве случаев они не удовлетворены предлагаемыми ими условиями и технологиями работы. Вполне вероятно, что предложенные «Ультра Электроникс» схемы и технологии продаж со временем переймет кто-то из крупных игроков.

Все то негативное, что вызвало отторжение и возмущение ИТ-сообщества, не должно повториться. Однако всё положительное, что было в деятельности «Ультра Электроникс», необходимо сохранить, считают участники рынка.

С годами наш рынок становится все более прозрачным, «белым» и цивилизованным, но эти процессы не всегда проходят безболезненно. «Ультра Электроникс» не единственная компания, которая вовремя не осознала, что климат и правила игры на рынке стали другими.

«С проблемой товарного рейдерства мы работали сразу по нескольким направлениям. Наиболее очевидное — законодательное, увы, до сих пор не дало результата. Но мы и не ждали скорой реакции. Тут еще работать и работать. А вот договоренности внутри рынка подействовали, — говорит Николай Комлев. — Когда все отказались торговать краденым (незаконно конфискованным) и прекратили отношения с теми, кто им торгует, автоматически включился чисто экономический механизм».

История падения «Ультра Электроникс» может послужить поучительным примером не только на ИТ-рынке, но и для всего бизнес-сообщества России.

А вот комментарии сотрудника Ультры:

Началось с визита управления «К» в конце 2006 года. Я тогда еще работал в компании и был ответственным за эту проверку. Они пришли и под предлогом того, что на складе компании, возможно, находится товар контрафактный, ввезенный контрабандой на территорию РФ, они, значит, они были обязаны, по российскому законодательству, оградить рынок от обращения такого товара. Претензий к нам как к контрабандисту не было, потому что «Ультра» — не дистрибутор.

Но подозрения, что товар находится на складе, для них было достаточно, пришлось склад опечатать и ввести глубокое интенсивное расследование. Компания простояла полтора месяца.

Так или иначе, приходили счета, выводы, переводы, значит, немножко туда-сюда, да и вопросы решались, это тоже недешево стоит. Вот с этого началась череда неприятностей. Компания потеряла больше 10 миллионов долларов в тот раз, если быть точнее, почти 13. И после этого, несмотря на то, что в первые же месяцы работы после того, как она открылась, она вышла на безубыточность почти в ноль, там даже было почти 35 тысяч долларов прибыль. Работали все клиенты, обсуждали это с интересом, все они ждали, переживали и во всех рейтингах все еще хорошо было.
Даже если не работать чуть-чуть, то теряешь деньги, а потеряв такую крупную сумму из бюджета, мы были вынуждены отказаться от ULMART, потому что достроить его и оснастить товаром мы уже не посчитали возможным. Вот такой неприятный момент.

Это первый был удар, что компания перестала развиваться интенсивно, новые инновационные проекты пришлось заморозить — она в этом плане немножко присела.

Где-то в мае 2007 года я компанию покинул по разным причинам, можно их не комментировать. Но до этого я создал план на 2007 год, который, в общем-то, звучал очень оптимистично — 1 миллиард 100 миллионов долларов я планировал сделать в 2007 году. Однако этого не случилось. Связано это с тем, что произошла вторая неприятность форс-мажорная, это был визит правоохранительных органов.

Это было уже летом. Вот этот визит уже длился дольше, потери были больше, и компания после этого удара уже на безубыточность не вышла. Потому что, с одной стороны, были снижены товарные лимиты крупных игроков, многие закрылись в ноль, в общем, берите на здоровье, ноль денег. А товарных запасов и остатков, которые у нас были в тот момент не хватало, чтобы вывести компанию на безубыточность. Поскольку компания в первый раз так быстро оправилась, после второго открытия сокращать еще не стали в надежде на то, что она быстро наберет обороты, но не хватило оборотных средств и, в общем-то, компания с тех пор несла убытки.

Вот эти два события неприятных. Если в течение нескольких месяцев стоять, то понятно, что компания, ориентированная на оборот в 1,5 миллиарда долларов, несла в среднем затраты в около 4,2 миллионов в месяц. Два месяца простоя это 8,4, плюс то, плюс се, плюс решение вопросов. Ну, понятно, это я просто пытаюсь сделать для вас объективными эти громадные суммы потерь. Вот эти два замечательных события судьбоносных, привели к ситуации, которую сегодня можно назвать кризисом.

Такой интерес со стороны правоохранительных органов неслучаен?

Ну, с первого раза они прошлись по всем, а мы оказали ретивыми и упорными, мы хотели решать вопросы, мы хотели добиться правды и стояли дольше, чем обычно это принято. Возможно, можно было и по-другому, но вот у нас такая позиция была тогда. Мы не готовы были решать вопросы. А второе было связано с этой конфискатной эпопеей.

Все, конечно, знают есть ассоциация торговцев компьютерной техники, насколько я понимаю, уважаемая организация, в которую входит сеть крупнейших дистрибуторов, серьезные игроки рынка. В нее же входят двое пострадавших от так называемого товарного рейдерства, за которое они так скрестились: Гуккин из «Пирита» и уважаемый Бобылев из «Санрайза», они являются основными закоперщиками компании против «Ультры».

Действительно, в тот период у Гуккина незаконно взяли большое количество товара, примерно на 10 миллионов. И часть этого товара попала на склады «Ультры», потому что товар этот распродавался через структуры РФФИ, там «Изумруд», по-моему.

Уважаемый Гуккин, понятно, был раздосадован ситуацией и пытался найти правду — во-первых, ему удалось доказать, что товар у него был взят незаконно, хотя он так и не доказал, что этот товар не контрабанда. И был обнаружен такой товар у «Ультры», потому что действительно, «Ультра» приобрела некоторую часть; было обнаружено на 30 тысяч в Москве, и потом где-то в Перми на миллион, ну, в общем-то, где-то в общей сложности полмиллиона долларов товара из «Пирита» прошло через компанию. Это послужило достаточным основанием для правоохранительных органов, чтоб закрутить ситуацию и пытаться вымогать какие-то взятки. Эти взятки были даны, но под присмотром, люди были посажены, а взятка была изъята в качестве вещественного доказательства и теперь мы ждем — не дождемся.

А АП КИТ в этой ситуации занял непримиримую позицию, обвинил «Ультру» во всех смертных грехах, посчитал ее основным торговцем конфискатом на Руси, что на самом деле абсолютно неправильно и я считаю, что если сейчас поискать по складам дистрибуторов, там Пиритовского товара найдется достаточно много. Но в данном случае я не хочу логику процесса озвучивать, я хочу саму позицию как-то осветить.

Попытки договориться были, хотя Гуккин их отрицает. Закупщик выходил, но выходил без меня, к сожалению. Может быть, если я был бы внутри, то договорились бы быстрее. Я сговорчивый. Но, во-первых, ребята считали себя, — учредители, считали себя добросовестными приобретателями товара, который они купили у Российского государства за деньги. Поэтому, с одной стороны, можно понять их отношение к ситуации — они купили законный товар, господин Гуккин их обвиняет в контрабанде, то есть игра совершенно разных уровней опасности с точки зрения государства.
Но с точки зрения бизнес этики, действительно, если есть такие компании, которые готовы приобретать подобный товар, то это, так или иначе, провоцирует ситуацию. Именно это беспокоило АП КИТ во всех его заявлениях, на этом он и акцентировал внимание в целом.

Но вот Гуккин с Бобылевым были жестче — они считали, что «Ультра» являлась одним из основных участников этой схемы и чуть ли не ее организатором. Это полная ерунда и тут, в общем-то, даже не о чем говорить. Почему не удалось договориться я сейчас сказать не могу, но я знаю, что Галущенко обращался к Гуккину с просьбой предоставить ему серийные номера товара, чтобы их можно было отследить, потому что вернуть ему товар похожий на тот, который у него изъяли на складах — это даже смешно, это огромные деньги, никто учета по штрих-кодам, оригинальным номерам устройств почти не ведет на складах, это огромная была бы работа.

Если бы он их дал откуда-то, то тогда, наверное бы, нашли. Вот что сделала «Ультра»: она взяла подозрительный миллион, чтобы он не продавался, вывезла его в новый склад в Перми свободного места достаточно, закрыла на ключ и ничего с ним не делала, искала способов договориться.

Гуккин считает, что не искала, но к нему точно обращались. Товаром не торговали. Не просто его прятали, а надо было разбираться. И после того, как Гуккин начал искать везде, значит, сунулись туда, не контрольный закупкой его нашли, купив, а просто, придя на склад сказали: «мы считаем, что он тут есть». Да, действительно, похожий товар.

Но никто же не принес никаких документов подтверждающих это, это просто был товар, похожий на тот, который. На самом деле, если разбираться, можно и чужое отдать. Но пошли на встречу, миллион был вывезен, 300 тысяч отсюда, миллион из Перми и мы считали, что этот инцидент исчерпан. А господа из АП КИТ настаивали на том, что «Ультра» является основным инициатором товарного рейдерства в России.

Тогда получается, что РФФИ вообще как структура, она не нужна, потому, что любой товар, который продается через эти структуры, является конфискатом и это незаконно?

Конфискатом торговать законно, его конфисковывать незаконно и неправильно. Ведь хитрость в чем? Если ты неправильно оформил. В чем незаконность? Что они неправильно оформили документы.

Как покупатель я установить незаконность не могу. Только если когда было первое письмо. Ведь на что напирает АП КИТ, в чем ошибка ребят на их взгляд — что мы вас предупредили, что такой товар ходит по рынку, почему же вы все-таки купили?

Как мы могли знать, что любой товар, который от «Изумруда» — ваш, причем от «Изумруда» взяли всего на 8 миллионов рублей, все остальное еще через какие-то побочные структуры. Цена, по которой товар подобный приходит в «Ультру», она не намного ниже рыночной, потому что «Ультра» последняя в цепочке — там миллион народа наживается. То есть если она там на 5-8 % ниже рыночной, то как я могу определить, что это конфискат. А вдруг остатки сливают?

Этим занимаются закупщики; у них такая задача — купить самый дешевый и доступный товар на рынке, на лучших условиях, ну вот они и делают, гонять их тоже неправильно, я не оправдываюсь в данной ситуации, но АП КИТ данные в этой ситуации несколько преувеличивались. С одной стороны, господин Гуккин обиженный, что вот так его подставили, и он нашел хоть кого-то, с которого можно там чего-то возбудить. Легче выбрать одного, чем потом со всеми воевать, не зная, что будет.

А мы не отвечали никогда на подобные наезды, вели себя корректно, ну ты их ругаешь, а они, в общем-то, говорят «ну что ж ты делаешь!» и молчат, ничего в ответ не делают. А начни поливать кого-нибудь посерьезнее или позлее — может не пойми чем кончиться, с одной стороны.

Позиция Бобылева тоже понятна — ему надо этот кусок бизнеса, ему надо этот кусок рынка, если «Ультра» будет стоять.

У вас был на складе товар и из «Санрайза»?

Из одних каналов все это происходило. Наверное, что-то да. По-моему, нашли. По-моему, да мы не можем это ни подтвердить, ни отрицать, потому что Бобылев уж точно никому не показывал свой товар. И официальных доказательств, что это «Санрайзовский» товар у нас нет.

Все его заявления в прессе против нас от «Санрайза», они голословны и не подтверждены документально нигде. Мы по идее можем обратиться за защитой чести и достоинства.

Мы, конечно, проверкой контрагентов на юридическую чистоту занимались. А проверкой товара на конфискованность или на контрабандность — нет. По одной простой причине — это технологически невозможно.
Одно дело закупка у RSI, другое дело — закупка у компании «Изумруд». То есть в этом смысле вас ничего не настораживало?

«Изумруд» — это представитель Российского государства, что может насторожить в торговле с государством Российским? После того, как компания поняла, ей доказал рынок, что эта компания «Изумруд» была замешена в махинациях, то мы отказались и подписали хартию. Мы больше не покупаем у подобных производителей, но до того, как хартии были созданы, покупали у всех, «Ультра» покупала все, что втыкается в розетку у всех, кто умеет получать деньги. Это рынок.

У нас не было обязательств ни перед кем брать или не брать. Дешево, хорошая цена, хорошие условия, проходной товар — давай, и проходной товар дай на еще лучших условиях, попробуем, не понравится, забирай обратно. Это рынок.

Странно, что как-то совпало: этот простой складов с тем, что сайт ваш был недоступен из-за DDoS атак.

Мы считаем, что DDoS атаки организованы теми же недобросовестными конкурентами и злостными злопыхателями с рынка, которые организовали эти неприятности летом прошлого года. В принципе, у нас есть косвенные доказательства и мы работаем, чтобы четко установить четких заказчиков. Сколько это стоит и как это делается, я знаю, и уверен любой читатель iXBT.com прекрасно знает, расценки в Интернете свободны. Мы просто хотим сказать, что со своей стороны, мы подобных акций ни против кого из участников этого рынка, даже тех, кто серьезно конкурировал с нами, мы не предпринимали. Это слишком нечистоплотно и недостойно.

А атаки были такие серьезные, что вопрос с ними нельзя было решить?

Атаки были такие, что завалили первых провайдеров.

Последний магазин розничной сети Ultra Electronics закрылся 25 мая 2008 г. Как сообщил операционный директор компании Владимир Ландау, закрытие магазина на Коломенской улице обусловлено окончанием срока аренды. Фактически компания прекратила осуществлять операционную деятельность. Судьбу компании предстоит решать учредителям, среди которых Михаил Кутузов и Алексей Галущенко. Владимир Ландау подчеркнул, что склад в городе Дзержинском теперь находится в собственности конкурента — компьютерной сети Sunrise.

«После этого у компании из активов остались только автомобили, стоимость которых составляет примерно $900 тыс., и немного техники на складах», — заключил Владимир Ландау. Теперь задолженность перед банками, достигающую $10 млн., будут регулировать акционеры, которые выступали поручителями по кредитам. По словам Владимира Ландау, сейчас размер задолженности поставщика достигает $43 млн.

Вероятность вернуть хотя бы часть своих денег у поставщиков стремится к нулю, отмечают участники рынка. «Уже месяца два назад мы понимали, что компанию не спасти и вернуть деньги вряд ли удастся. В нынешней ситуации остается только гадать, кто запустит процедуру банкротства — сама „Ультра“ либо поставщики»,— отмечает член совета директоров Rover Computers Андрей Осипов. По его словам, с банками будет сложнее, поскольку по их кредитам поручителями выступали акционеры компании. Это грозит материальными претензиями со стороны банков лично к Михаилу Кутузову и Алексею Галущенко. В «Промсвязьбанке» подтвердили, что Алексей Галущенко и Михаил Кутузов действительно являются поручителями по кредиту: «В настоящее время „Промсвязьбанк“ ведет с учредителями ЗАО „Ультра Электроник АГ Рус“ переговоры об урегулировании задолженности перед банком».

Основной владелец «Ультры» Михаил Кутузов (73% акций) называет другие суммы долгов перед банками: «Долг Промсвязьбанку достигает $15 млн., еще около $6,5 млн. Ultra должна банку ВТБ 24. Активов у компании, кроме автомобилей, действительно не осталось». Сбербанк добился ареста имущества некоторых магазинов сети в счет 70-милионного долга компании перед банком. Многие помещения на данный момент перешли в сбоственность сети Sunrise.

«Крах компании — показательный пример, когда бизнес-сообщество смогло противостоять схеме товарного рейдерства, в которой одной из звеньев была крупная компания. Банкротство „Ультры“ послужит хорошим уроком недобросовестным компаниям не только на IT-рынке, но и в других отраслях», — заявил «Коммерсанту» Александр Гуккин, член правления отраслевой ассоциации АП КИТ, инициировавшей бойкот «Ультры».

P.S. Питерские топ-менеджеры бывшей Ультры открыли новый проект поодному из старых адресов Ультры на правах аренды под названием «Юлмарт», в котором работает большие количество сотрудников бывшей Ультры.

P.P.S. У Sunrise Питер Pro сейчас большие проблемы с поставками из Москвы — один из магазинов в Питере закрылся, а полки второго пусты...

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

(Посещений: 146, из них сегодня: 1)

Понравилась публикация? Почему нет? Оставь коммент ниже или подпишись на feed и получай список новых статей автоматически через feeder.